Эммануэль Арсан. Эммануэль

Вот этот пьянящий вкус жизни и вступает в столь непримиримое противоречие со стремлениями верхушки социальной пирамиды — с одной стороны — безраздельно властвовать, унифицировать, загнать в прокрустово ложе строгой функциональности ее срединную, наиболее продуктивную и жизнеспособную часть, и с другой стороны — с неизбывной внутренней несвободой, агрессивной ксенофобией и примитивизмом мировосприятия представителей подножия этой пирамиды, что в итоге создает для эротизма ситуацию оленя, окруженного многолюдной толпой загонщиков.

Эротизм дает человеку не только наслаждение более высокого порядка, чем простое удовлетворение естественного полового инстинкта, не только ощущение внутренней свободы, но и возможность пересмотра шкалы социальных ценностей в пользу истинно человеческих радостей, порождаемых психологической избыточностью здоровых и независимых натур.


Такое положение едва ли устраивает любую деспотическую власть, которая во все времена стремилась взять под контроль сексуальную жизнь своих подданных и ее творческие проявления.

Ввиду того, что эротизм прямо не отвечает задаче воспроизведения человеческого рода, отношение к нему и к другим видам «непроизводительного секса было весьма отрицательным в ряде стран Древнего мира. Например, когда в Вавилоне почти официально был признан институт гомосексуальной проституции, то в это же время в Иудее царили совсем иные тенденции: «Если мужчина возляжет с мужчиной как с женщиной, оба они совершают мерзость; они должны быть преданы смерти, и кровь их падет на их головы.

Предположим, гомосексуализм был категорически неугоден иудейскому Господу, но ведь и в отношении такого сугубо личностного проявления, как прерывание полового акта или мастурбация, законы были не менее суровы.

По Библии, Бог покарал некоего Онана за то, что он, «когда входил к жене брата своего, изливал на землю, чтобы не дать семени брату своему. Зло было пред очами Господа…»

В вину Онану ставился прерванный половой акт, но впоследствии с его именем стали связывать грех рукоблудия, или мастурбацию (аутоэротизм).

Онанизм в разные периоды истории преследовался многими власть имущими, во-первых, потому, что, по их мнению, вел к сокращению рождаемости, и во-вторых, был явным проявлением эротизма, давая человеку ощущение свободы личностных проявлений и сокращая число тянущихся к нему приводных ремней власти.

Например, в средние века католическими священниками сурово осуждался акт семяизвержения вне полового акта. Если это происходило непроизвольно, то за такой грех полагалось наказание в виде семи дней поста, а вот если грех совершался с помощью рук, то срок поста увеличивался до 20 дней для мирянина, до 30 — для монаха и до 50-ти — для епископа.

Понятно, что при целибате (обязательном требовании безбрачия для католических священников) речь не могла идти  об игнорировании требования прироста народонаселения. Речь шла, конечно же, о свободе духа.

Весьма вероятно, что именно поэтому в первые годы советской власти среди бойцов Красной армии устраивались регулярные проверки, имеющие целью выявление мастурбаторов. Бойцов выстраивали в шеренги, приказывали спустить штаны, и строй обходили врачи, тщательно осматривая гениталии. Если обнаруживалось раздражение крайней плоти или головки пениса, то «спецы» выносили не подлежащий обжалованию вердикт «Виновен». И тогда вольнодумец подвергался «идеологической проработке» или более суровому наказанию.

Известно, что Гитлер едва не лишил Геринга занимаемой должности на основании доноса о том, что тот занимался онанизмом.

Какое, казалось бы, кому бы то ни было дело до того, какие манипуляции человек проделывает с самим собой? Скорее всего в основе этих преследований лежала отнюдь не забота о здоровье объектов преследований, а нетерпимость к полету фантазии при подобных манипуляциях. Что и говорить, тоталитаризм и фантазия — вещи несовместимые.

В 1976 году Ватикан в своей «Декларации по определенным вопросам сексуальной этики» отмечал, что «сознательное использование сексуальной способности вне рамок нормальных супружеских отношений противоречит истинному предназначению этой способности.

В дохристианском мире к различным проявлениям эротизма относились вполне терпимо, он даже поощрялся как важный элемент богослужения, да и самих богов классическая мифология наделяла чрезвычайно высоким уровнем сексуальности.

Достаточно вспомнить многочисленные половые эксцессы, связанные с именем древнегреческого бога-громовержца Зевса, не говоря уже о Дионисе, Пане или богине любви Афродите.

По общепринятому преданию, она родилась из морской пены, как это парадно запечатлел на своем знаменитом полотне Боттичелли, однако у Гесиода, в его «Теогонии», есть описание того, как Кронос, сын Земли и Неба, кастрировав своего отца, забросил его гениталии далеко в море.

Они поплыли по волнам в густой пене спермы, из которой и появилась на свет Афродита.

Ее мимолетный контакт с Гермесом завершился рождением божества, обладающего одновременно мужскими и женскими свойствами, — Гермафродита.

А встреча с богом вина и веселья Дионисом отмечена рождением Приапа — воплощения поистине неиссякаемой мужской силы.

В Древней Индии был широко распространен культ Лингама (символа божественной производящей силы — мужского члена) и Йони (символ женских гениталий). Этот культ славил животворную силу Природы и реализовывался в массовых сексуальных оргиях.


Ритуальный каменный лингам, установленный в основании йони. Приблизительно XVIII ст.

Оргиастические формы богослужения были широко распространены и в Вавилоне, и в Армении, и в Финикии, и на Кипре, и среди иудеев, до окончательного принятия Таблиц Законов (Торы). География культовых совокуплений охватывает практически весь древний мир, от Индии до майя, проживающих на полуострове Юкатан (Северная Америка).

Это явление, естественно, находило свое отражение и в литературе, и в изобразительном, и в прикладном искусстве. Произведения последнего были особенно широко распространены и составляли традиционную принадлежность домашней утвари.

Памятники культуры древнего мира густо насыщены эротизмом в самых разнообразных его формах и проявлениях.

Так, легендарный герой — полубог Геракл как-то в одночасье лишил невинности несколько десятков девушек. При всем этом, обладая незаурядными мужскими достоинствами, он состоял в сексуальной связи со своим племянником Иолаем.

Гомосексуализм следует признать характерным явлением древних культур. У многих народов представители этой, как принято сейчас говорить, сексуальной ориентации были окружены ореолом святости. На Таити, например, поклонялись особым божествам, олицетворявшим влечение человека к своему полу.

Поэтому муж искал все необходимые ему сексуальные радости на стороне — у проституток (обоих полов) и гетер.

Гетеры обладали изысканными манерами, были широко образованы и считались вполне престижными подругами мужчин из средних и высших классов афинского общества.

Именно гетеры и способствовали развитию утонченного эротизма эллинов, не просто удовлетворяя половое влечение своих друзей, а преподнося секс как утонченную игру, где вкус, интеллект и избыточность человеческих желаний возводили сексуальный контакт в ранг искусства.

А искусство, в свою очередь, избирало гетер главными своими объектами, увековечивая их в вазовой росписи, поэмах, бронзе и мраморе.

Ярчайший пример тому — знаменитая статуя Праксителя «Афродита Книдская», моделью для которой послужила скульптору не менее знаменитая гетера Фрина Пракситель.

А законные жены снимали сексуальное напряжение при помощи мастурбации и сношениями с другими женщинами.

Поэтому не удивительно, что в Греции было развито производство искусственных членов, называемых олисбосами, которые изготавливались не просто как предметы для механического удовлетворения, а как подлинные произведения прикладного искусства.

Олисбосы использовались не только для мастурбации, но и для эротических игр женщин-гомосексуалок, которых греки называли трибадами. Кстати, слово «гомосексуализм» происходит не от латинского корня «homo — «мужчина, а от греческого «homos», означающего «подобный».

Трибадизм был наиболее распространен в Спарте (как, впрочем, и мужской гомосексуализм, способствующий, как считалось, развитию воинских доблестей), но истинной его родиной традиционно признавались два острова — Левкас и Лесбос.

Жительница первого из них, некая Филаэнис, считалась автором первого иллюстрированного руководства по технике женского гомосексуализма, а жительница второго, Лесбоса, поэтесса Сафо, которую современники величали не иначе как «десятой музой, возглавляла там школу для юных девушек. Овидий характеризовал стихи Сафо как полное руководство по лесбийской любви.

Слава Сафо как знаменитой поэтессы и не менее знаменитой трибады была настолько громкой, что греки впоследствии слово «трибадизм заменили понятием «лесбийская любовь».

Что касается словоупотребления, то Древняя Греция оставила в наследство потомкам такие понятия, как афродизиак, гермафродит, гомосексуализм, нарциссизм, нимфомания, зоофилия, сатириазис и, конечно же, эротика.

И, естественно, все эти понятия нашли свое отражение в литературе, живописи и скульптуре того времени, на которое все европейские народы уже свыше двух тысячелетий взирают как на пору наивысшего интеллектуального и культурного расцвета.

Из всех возможных грехов средневековья самыми тяжкими были сексуальные, то есть проявления природного влечения.

Совершенно нормальные, здоровые люди оказались под гнетом чувства вины за то, что они нормальны и здоровы.

Франциск I, по свидетельствам современников, превратил свой двор в нечто наподобие мусульманского гарема. В Лувре  постоянно проживало множество дам дворянского сословия, единственная обязанность которых состояла в утолении ненасытной сексуальной жажды короля. При этом надо отметить, что Франциск I был не жаден и в минуты благодушия, в знак особого расположения, милостиво предоставлял дам в пользование своим придворным.

В аристократических семействах почти открыто процветал инцест. Многие девушки шли под венец, достаточно набравшись сексуального опыта от своих отцов, и это отнюдь не воспринималось как страшная и позорная тайна.

Известно немало случаев, когда матери и дочери имели общих любовников.

Маргарита Валуа состояла в кровосмесительной связи со своим братом Карлом IX, а также и с другими своими братьями. Один из них, герцог Алансонский, был ее постоянным любовником на протяжении многих лет, что не мешало, правда, неуемной Марго коллекционировать партнеров, не гнушаясь даже случайных контактов с простолюдинами.

Что же касается «лампы философии, которую упоминает эксцентричный маркиз, то нельзя не отметить, что во всемирной истории философии раздел Средних веков в Европе поразительно беден в сравнении с другими эпохами, а философскую мысль представляют в нем в основном лишь христианские богословы Тертуллиан, Минуций, Иероним, Августин и Ансельм Кентерберийский, что на фоне яркого многоцветья восточной философии не может не бросаться в глаза.

Восточная философия в Средние века находилась в полной гармонии с телесными страстями и не только подпитывалась произведенными ими искрами, но и сама озаряла их сиянием разума и духовности.

В отличие от западной, философия стран Востока опиралась на Природу, на неразрывное единение с ней во всех ее проявлениях, среди которых взаимодействие полов занимало ведущее место.

Одним из основных положений китайской философии Дао (Пути) было следующее: «Чем больше женщин, с которыми мужчина вступает в связь, тем больше будет благо, которое он извлечет из этой связи».